Истории успеха
Get Adobe Flash player

Новинки сайта:

Баннер
Истории успеха

Успех-2Книг о «науке успеха» написано много. В них подробно отражены законы, стратегии, методики достижения. Минусом многих подобных изданий является фиксация  на отдельных составляющих успеха. Отчасти такой подход оправдан: каждая составляющая вносит свою лепту в победу. И тем не менее только целостность (сумма всех составляющих) является гарантией успеха. Истории любого успеха - как раз возможность увидеть целостность, "кухню" успеха, виртуозное исполнение всех приемов и техник в деле.

Сила и притягательность историй успеха - в возможности ощутить мощный заряд позитивной энергии, уловить нечто важное, что не может дать описание методик и упражнений.

Прочитайте несколько историй, и я уверена, вы почувствуете на себе то, что я пыталась сейчас передать словами...

 

 

Роза Блюмкин не имела экономического образования и до конца жизни плохо разговаривала на английском. Но богатейший человек в мире Уоррен Баффет считает, что Роза Блюмкин дала бы фору всем дипломированным бизнесменам в Америке. Он до сих пор приводит Блюмкин, урожденную Горелик, в пример начинающим менеджерам, перечисляя те простые, но редкие качества, которые привели ее к невероятному успеху. «Если они усвоят уроки Миссис Би, ничему новому я их не научу»,- утверждает Баффет. К слову, в книге писательницы Элис Шредер, опубликовавшей в 2008 году подробную биографию миллиардера, Миссис Би посвящена отдельная глава, благодаря которой и мы узнали о знаменитой соотечественнице - легенде американского бизнеса, занесённой в Зал славы в Greater Omaha Chamber of Commerce.

Би-миссис-0

Спали на соломе прямо на полу

Роза Горелик родилась 3 декабря 1893 года под Минском в маленькой деревушке Щедрин (Shchedrin). Так говорится в биографии Баффета, хотя на сайте магазина Nebraska Furniture Mart дано другое название – Шердин (Shirdeen). Оба источника сходятся в одном: деревня находилась рядом с Минском. Правда, надо помнить о том, что Беларусь входила тогда в состав огромной Российской империи, поэтому «под Минском» может обозначать не два-три, а десятки километров. На сегодня под описание больше всего подходит деревня Щедрин в Жлобинском районе. Как сообщается в книге-биографии Баффета, Роза и семь ее братьев спали на соломе прямо на полу их деревянного дома. Отец-раввин не мог позволить себе купить детям матрац.

Би-миссис-2

Как утверждает сайт Nebraska Furniture Mart, это и есть местечко Шердин под Минском. Фото: nfm.com

В 13 лет Роза босиком, чтобы пощадить кожаные подошвы новых туфель, прошла почти 30 километров до ближайшей железнодорожной станции. Села в поезд, в целях экономии спрятавшись под сиденьем, и приехала в ближайший город – Гомель. Там она постучала в 26 дверей, прежде чем на ее просьбу откликнулся владелец магазина тканей. «Я не нищая, – сказала Роза. – Позвольте мне переночевать, а я покажу, на что способна». Утром, приступив к работе, она раскатала полотно и обсчитала его прежде, чем кто-нибудь успел взять в руки мелок. «В 12 часов хозяин спросил, смогу ли я остаться», – вспоминала Роза позднее. К 16 годам она была уже управляющей и руководила шестью мужчинами.

Через 4 года девушка вышла замуж за Изадора Блюмкина, местного продавца обуви. В то же самое время разразилась Первая мировая, в России начало нарастать беспокойство, и Роза приняла решение уехать в Америку. Денег у супругов было только на один билет, поэтому она отправила туда мужа, а сама осталась копить на свою поездку.

За 5 долларов - с ног до головы

Два года спустя Роза села на поезд, следовавший по Транссибирской магистрали. Она направлялась в Китай. Оттуда, правдами и неправдами пересекая границы, перебралась в Японию. А затем на грузовом судне, перевозившем арахис, добралась до Сиэтла. И вскоре воссоединилась со своим мужем. Через несколько лет, уже обзаведясь детьми, семейная пара переехала в Омаху – город, в котором жило 32 тысячи иммигрантов. Здесь Роза могла говорить с людьми по-русски и на идише. Изадор начал зарабатывать, открыв ломбард. Жена в дела мужа не вмешивалась. В то время она отправляла деньги в Россию и смогла вывезти оттуда еще десятерых родственников. 

Во время Депрессии ломбард разорился. И тогда бизнесом занялась Роза, которая знала, что предпринять: ставка была сделана на низкие цены. «Покупаешь вещь за три доллара и продаешь за 3.30», – инструктировала она мужа. Роза сумела превратить вышедшие из моды костюмы в настоящее золото. Она раздала по всей Омахе 10 тысяч листовок. В них говорилось, что Блюмкины оденут любого покупателя за 5 долларов с ног до головы. В набор входили белье, костюм, галстук, туфли и соломенная шляпа. За один день супруги заработали 800 долларов – больше, чем за весь предыдущий год.

Потихоньку бизнес начал расширяться: в продажу пошли также драгоценности, шубы и мебель. Ставка на низкие цены оставалась фирменной маркой Розы Блюмкин. Скоро покупатели стали интересоваться больше мебелью. Роза взяла в долг у брата 500 долларов, чтобы открыть в подвале рядом с мужниным ломбардом мебельный магазин под названием Blumkin’s. Но столкнулась с проблемой: оптовики не хотели продавать ей мебель из-за жалоб своих дилеров, жаловавшихся, что она сбивает им цену.

Продавай дёшево и не обманывай

Тогда Роза заказала в Чикаго товара на 2 тысячи долларов в кредит. Когда подошел срок возврата, ей пришлось продать мебель из собственного дома. И тем не менее, начало было положено.

А в 1937 году Роза совершила эпохальный шаг – основала тот самый Nebraska Furniture Mart. Предпринимательницу по-прежнему бойкотировали оптовики. Поэтому Блюмкин разъезжала по всему Среднему Западу, покупая по дешевке мебель в крупных магазинах. Ее девизом стало знаменитое ныне в США: «Продавай дешево и не обманывай».

В 1950-м умер муж Розы Изадор. Поддержкой и опорой ей стал сын Луи. Он воевал во Второй мировой, получил медаль «Пурпурное сердце» за битву в Арденнах, вернулся и энергично принялся за семейный бизнес.

Усилиями матери и сына предприятие процветало. Но вскоре из-за войны в Корее продажи стали падать. Возникла ситуация, когда Роза не могла расплатиться с поставщиками. Тогда она взяла 50 тысяч долларов кредита. И потеряла покой и сон, поскольку все думала, как их вернуть. И придумала: арендовала большое здание Omaha City Auditorium, загрузила его доверху диванами, столами и табуретками, разместила в газете креативную для того времени рекламу. Распродажа собрала столько людей, сколько не собрал бы проезжий цирк. В три дня Nebraska Furniture Mart продал товара на четверть миллиона долларов. «И с этого дня я никому не должна была ни цента», –говорила Роза.

Би-миссис-1

Миссис Би в своем магазине. 1977 год. Фото: omaha.com 

Постепенно «Миссис Би» становилось именем, которые знали в Омахе повсюду. Оно стало синонимом дешевой мебели со скидками. Люди приезжали в магазин на разных этапах своей жизни: когда женились, покупали дом, рожали ребенка, получали продвижение по службе.

Блюмкины покупали товар в огромных количествах, максимально срезали свои расходы и перепродавали с 10-процентной наценкой. Роза никогда не влезала туда, где не имела знаний и компетенции. Зато в том, в чем разбиралась, решения принимала мгновенно, никогда не оглядываясь назад.

Просто пожали друг другу руки

К началу 1980-х Роза и Луи Блюмкины построили самый большой магазин мебели в Северной Америке. Под одной крышей на трех акрах земли  продавалось товаров более, чем на 100 млн долларов в год. С каждым годом объемы росли.  Те процветавшие некогда здесь торговые дома, с которыми поначалу конкурировала Роза, исчезли. Пытались было «зацепиться» другие ритейлеры, но мама и сын каждый раз отбивали вторжение, придумывая невероятные планы дисконтных кампаний. Их же магазин завоевывал все новых покупателей. Те стали приезжать уже из Айовы, Канзаса, Дакоты… Магазин в Омахе с обширной парковкой сам по себе превратился в небольшой город.

Розу стали называть «Миссис Би» даже в кругу семьи. Она вставала в 5 утра, ела только фрукты и овощи, не прикасалась к спиртному. Она всю себя отдавала бизнесу. Несмотря на пробивающуюся седину, носилась по магазину с энергией молодой женщины, командуя и рубя воздух руками. Но мало-помалу Миссис Би все же начала сдавать. Ей сделали две операции, заменив оба колена. Она стала ездить на трехколесном карте для игры в гольф. Постепенно все операции в магазине стали переходить к Луи, хотя она все еще и заведовала торговлей в отделе ковров.

Би-миссис-9
А в 1983 году Блюмкины продали свой бизнес компании Berkshire Hathaway's. По этому случаю Уоррен Баффет приехал в магазин самолично. В сделке не участвовали ни юристы, ни поверенные. Не было произведено никакого аудита, не делалось никакой описи. Они просто пожали друг другу руки. «Мы дали Миссис Би чек на 45 миллионов долларов, а она дала свое слово», – вспоминает миллиардер. К слову, Баффету очень хотелось не просто приобрести магазин, но и сделать так, чтобы им по-прежнему занимались Блюмкины.

Баффет к тому времени стал фактически членом семьи Блюмкиных, подружился с ее внуками Роном и Ирвом, к которым скоро должны были перейти права управления, продолжал глубоко уважать Розу и не переставал восхищаться её деловой хваткой. В лице Розы миллиардер не просто добавил к своей коллекции интересных людей еще одного персонажа. Как утверждает биограф Баффета, что-то из ее непоколебимой воли, истории лишений и силы характера вызывало в нем благоговение.

С букетом и конфетами под мышкой

Со временем семейные взаимоотношения Блюмкиных пришли к полному разладу. Роза всегда была жесткой в общении, часто распекая сотрудников за нерасторопность. Она вкладывала в бизнес все свое время и ожидала того же от других. Теперь же в присутствии покупателей она отчитывала своих внуков Рона и Ирва, называя их бездельниками. И постепенно – понятно почему – «мальчики» перестали разговаривать с ней.

Наконец, когда бабушке стукнуло уже 95, они отменили одну ее сделку по коврам. И это стало последней каплей – обиженная на родню Миссис Би вынуждена была уйти из компании «на пенсию». Это было неприятное, тяжелое время. Она наговорила журналистам много обидных слов в адрес своих родственников, которые теперь руководили ее бывшим детищем. Досталось в том числе и его нынешнему владельцу Баффету, который решил не принимать ничью сторону в этом внутрисемейном конфликте.

Но сидеть дома Розе было скучно. Тогда «пенсионерка» решила доказать, что еще чего-то стоит. Реконструировала принадлежавший ей склад, который находился через дорогу от Nebraska Furniture Mart, и открыла там… компанию-конкурента!

И какой бы маленькой поначалу ни была новая компания Розы – Mrs. B's Clearance and Factory Outlet, доллар за долларом она - таки начала отбивать покупателей у монстра через дорогу. Началась война за принадлежащие Furniture Mart парковки… Наконец, Луи не вытерпел. Он написал матери, что нет никакого смысла конкурировать друг с другом, что лучше усилия объединить. И тогда Миссис Би позвонила Баффету, признавшись, что была не права: семья все же важнее денег.

С букетом роз и коробкой конфет под мышкой Баффет пришел к Блюмкин-старшей в гости. Он дал Миссис Би 5 млн только за то, чтобы использовать ее имя. И, получая во владение новый бизнес, добавил к пунктам договора следующий: Роза никогда и ни при каких условиях не может конкурировать с ним и со своими родственниками.

Была на посту и после 100 лет

«Жалею, что не сделал этого раньше», – говорил Баффет журналистам позднее. И это было не просто желанием обеспечить мир в семье. Уоррен признался, что если бы Розе Блюмкин исполнилось даже 120 лет, он не хотел бы и тогда оказаться ее конкурентом, потому что это очень и очень чревато. На 100-летие Розы Уоррен Баффет в первый раз за всю свою жизнь пел. И отдал миллион долларов на реконструкцию театра, которым она занималась.

Би-миссис-10

Сегодня у компании уже 4 больших магазина в разных штатах. Этот – в Техасе. Фото: nfm.com 

А Роза Блюмкин после примирения с семьей, отметив столетний юбилей, продолжала руководить продажами ковров в Nebraska Furniture Mart. Умерла она в 1998-м в возрасте 104 года, став легендой американского бизнеса и оставшись в его истории как Миссис Би - королева ритейла.

Источник: myfin.by 

 

Из Википедии: Forbes («Форбс») — американский финансово-экономический журнал, одно из наиболее авторитетных и известных экономических печатных изданий в мире. Основан в 1917 году Берти Чарлзом ФорбсомШтаб-квартира журнала расположена на Пятой авеню в центре Нью-Йорка. Председатель и главный редактор на сей день — Стив Форбс, внук основателя журнала.

Журнал Forbes предоставляет вниманию читателей истории успешных проектов и их товаров, истории о провалах проектов и их причины, жизнь и деятельность известных предпринимателей, причины и следствия громких событий, рейтинги самых богатых людей мира, самые большие гонорары звёзд шоу-бизнеса и спортсменов, доходы и расходы, бизнес-фокусы и PR-трюки.

Forbes является ведущим деловым журналом в мире. Признание журнал получил благодаря своим смелым расследованиям в мире бизнеса и объективным оценкам событий, а также различным спискам и рейтингам, публикуемым им. Среди них наибольшую известность получил список миллиардеров мира.

Общая аудитория Forbes и его международного англоязычного издания составляет около 5 млн человек по всему миру. Кроме того, на местных языках журнал выходит в РоссииПольшеГрузииКазахстанеЭстонииЯпонииБразилииКорееКитае и на Украине.

Форбс

"Невежество слепо. Слепцы возможностей не видят. Научи себя видеть возможности. Знание освещает путь. Посредственности ждут, когда возможности сами придут к ним. Сильные и способные люди следуют за возможностями. Умнейшие люди создают их сами. Возможности не помогут человеку, который не приучил себя видеть и использовать их. Возможности преследуют достойных и избегают недостойных. Будь готов ухватиться за возможность, и она точно встретится на твоем пути. Некоторые жалуются, что возможность непостоянна, капризна и беспричинна. Но возможность просто избегает бездельников, недостойных и невежественных. Великие люди тренируют себя ловить, формировать возможности и управлять ими," - написал Берти Чарльз Форбс в авторской колонке, опубликованной в номере журнала  от 15 сентября 1917 года.

Глава 1. Берти Чарльз Форбс: «Работа — это основное блюдо жизни, а удовольствия — только десерт»

До прибытия в Нью-Йорк оставалось еще около получаса, но город уже поднимался из воды навстречу 24-летнему Берти Чарльзу Форбсу, который стоял на палубе шедшего из Великобритании корабля и смотрел на цель своего путешествия — «величайший газетный город мира», как он называл его.

Нью-Йорк встретил Форбса не небоскребами, а кранами. Они были повсюду: в порту, в центре, на отдаленных улицах. Город рос и тянулся к небу, и эти краны еще раз подтвердили Берти, что прибыл он вовремя. Здесь и сейчас строилась столица мира, и молодой журналист был готов на этой вавилонской стройке стать тем, кто будет вести ее летопись.

Это позже Нью-Йорк будет подавлять приезжих своими небоскребами, пока же этот плавильный котел только начинал закипать, и Берти знал, что подбросить в топку, чтобы это кипение достигло своей высшей точки.

Не откладывая дела в долгий ящик, прямиком из отеля он устремился в свое турне по редакциям местных газет с предложением, от которого невозможно отказаться: Форбс был готов работать бесплатно. Тот, кто вскоре будет считать деньги богатейших людей мира, и для себя все рассчитал как нельзя лучше.

Революция случилась в 1917 году. Пока на одном конце света расцветал красный цветок социализма, на другом появился названный в честь своего основателя журнал Forbes — плоть от плоти капитализма.

«Свою самую большую ошибку люди совершают, когда не пытаются зарабатывать на жизнь тем, что им больше всего нравится» — эти слова Малкольма Форбса, сына основателя журнала, звучат как рефрен всей жизни его отца.

Берти Чарльз Форбс бредил журналистикой с тех пор, как школьный учитель отметил его литературные способности. В 14 лет, бросив школу, он устроился в газету Peterhead Sentinel на должность наборщика. Будущий журнальный магнат слабо представлял себе жизнь редакции и был уверен: наборщики и являются авторами статей. К счастью, кроме страсти и амбиций у него было в запасе и кое-что поважнее — удивительная трудоспособность. «Работа — это основное блюдо жизни, а удовольствия — только десерт», — скажет позже Форбс.

Именно этот подход позволил одному из десяти детей лавочника из глубокого шотландского захолустья (население его родного Нью-Дира и сегодня немногим более 600 человек) изменить не только свою судьбу, но и историю всей мировой журналистики.

Окончив курсы стенографиста, Форбс начинает работать корреспондентом сразу двух газет — Dundee Courier и Weekly News, где пишет на любые темы от культуры до преступности. В то время Берти был в поиске — искал он не только наиболее близкую себе тематику, но и то место на земле, где его талант принес бы максимум успеха.

В 21 год во многом из-за несчастной любви (невеста выбрала другого) Форбс переезжает в Африку, где заканчивалась англо-бурская война. В ожившем Йоханнесбурге вновь заработали золотые шахты, и недавно открывшейся газете Rand Daily Mail был нужен журналист, который бы писал о получившем вторую жизнь бизнесе. Этим журналистом становится Форбс, и новая тема моментально захватывает его. 

Когда ты каждый день пишешь об успехах и провалах других людей, волей-неволей учишься у них. Двух лет в Африке Форбсу хватило, чтобы понять: на Черном континенте можно найти успех, но за настоящим триумфом надо ехать в Нью-Йорк, в котором он транзитом через родную Шотландию оказался уже в 1904 году.

Согласного работать бесплатно Форбса берут внештатным корреспондентом в Journal of Commerce. Репортаж Берти об импорте шелка становится настоящей бомбой — расследование тайных договоренностей между импортерами приводит одновременно к падению цен на упомянутый товар и росту цен на услуги написавшего статью журналиста. Главный редактор дает Форбсу ставку и авторскую колонку «Факт и комментарий», которую тот сделает фирменной и позже перенесет в журнал своего имени.

Берти Черльз Форбс-2

Тем временем имя Форбса обретает вес. В качестве колумниста Берти показывает новые грани своего таланта аналитика, не оставляя и более традиционные виды журналистики. Каждым материалом он изменяет сложившийся подход к деловой прессе — пока все пишут сухие сводки, Форбс устраивает настоящие расследования, а там, где конкуренты видят только цифры, находит личность, стоящую за успешной компанией. Эта «бизнес-журналистика с человеческим лицом» оказалась очень востребованна. Теперь статьи о мире денег смогли читать и понимать обычные люди, и рост аудитории тут же сказался на тиражах.

Вскоре Форбс — уже ведущий автор сразу нескольких нью-йоркских изданий и главный деловой журналист Уолл-стрит. Неудивительно, что, когда в 1911 году Уильям Рэндольф Херст решает развить тему финансов в своей New York Journal-American, у него оказывается лишь один кандидат, подходящий на все сто. Херст переманивает Форбса огромной по тем временам зарплатой (в пересчете на сегодняшние деньги $185 000 в год). 

Именно эти деньги, а также ссуды от множества знакомых ему по работе бизнесменов позволили Берти шестью годами позже осуществить давнюю мечту — открыть собственный журнал.

С первого номера Forbes был по-настоящему авторским проектом, и именно для того, чтобы подчеркнуть это, было решено отказаться от первоначального плана назвать журнал «Деяния и деятели». В итоге на обложке первого номера фамилия основателя присутствовала три раза: в названии издания, в указании автора знаменитой колонки «Факт и комментарий» и в анонсе интервью с Рокфеллером, на примере которого Берти обещал показать, как ему удается разговорить воротил бизнеса. Не менее интригующими по тем временам выглядели и два заголовка, адресованных женщинам-предпринимателям (а заодно и женщинам-читателям — новому журналу надо было завоевывать читательскую аудиторию).

В 1918 году в Forbes дебютирует рейтинг богатейших людей, ставший еще одним механизмом популяризации журнала: читатели побогаче искали в нем свои фамилии, а простые люди — информацию о том, сколько денег скрывается на счетах сильных мира сего.

Но глубокое проникновение в мир финансов не изменило в Форбсе главного — он был журналистом, знакомым с миллионерами, но так и не стал одним из них. Даже будучи владельцем собственного журнала, Берти не переставал писать для Херста как внештатный журналист, и сторонние гонорары позволяли ему даже во времена Великой депрессии сохранять свой Forbes на плаву. 

Кстати, незадолго до «черного вторника» 1928 года Херст хотел выкупить журнал у своего журналиста и предложил ему $10 млн, но Берти отказал, желая, по собственным словам, сохранить «единственный независимый журнал в стране». «Если не ты у руля своего бизнеса, этот бизнес скоро перестанет быть твоим», — говорит он.

На содержание любимого детища Берти никогда не жалел денег, но сам о подобных тратах и помыслить не мог — он давал детям по 10 центов на карманные расходы и отчитывал жену за излишнюю расточительность. Лишь один раз — в свое 50-летие — он расщедрился на царские подарки, дав каждому из трех своих сыновей по облигации ценой $1000. Впрочем, когда младший — 10-летний Малкольм — захотел продать свою ценную бумагу, а часть вырученных денег потратить на велосипед, о котором давно мечтал, отец запретил: облигации не для продажи, это гарантия безбедного будущего.

Берти Чарльз Форбс-1

Этому не суждено было сбыться: вскоре экономический кризис обесценил подарок Форбса-старшего, и Малкольм с братьями остались и без вкладов, и без покупок мечты. Возможно, именно эти события определили будущее Малкольма, вставшего у руля Forbes в середине 1950-х.

Глава 2. Малкольм Форбс: «Чтобы зарабатывать, надо тратить»

Так и не получивший велосипед и уже в детстве узнавший, каково это — потерять все свое состояние в огне финансового краха, Малкольм стал буквально одержим двухколесным транспортом (правда, мотоциклетным) и идеей того, что деньги не должны залеживаться. «Чтобы зарабатывать, надо тратить», — любил повторять он.

Во время Второй мировой Малкольм, имевший плохое зрение, сменил очки на новые по тем временам контактные линзы и в 1942 году добровольно отправился в армию, а в 1944-м угодил в мясорубку открытого союзниками второго фронта. Солдаты его 334-го полка 84-й пехотной дивизии оказались в числе первых американцев, вступивших в бой с немцами на их исконной земле. Пройдя Францию, Бельгию и Голландию, они вплотную подошли к линии Зигфрида — старой границе Германии, еще в золотой период Третьего рейха в 1936–1940 годах превращенной в комплекс оборонительных сооружений.

Тогда готовящийся к войне Гитлер не жалел сил и средств на строительство вала, призванного прикрыть западную границу страны, и вот теперь, в ноябре 1944-го, Малкольм Форбс с сослуживцами уперлись в эту разветвленную систему укреплений, уходящую в глубину на 35–100 км, а в длину растянувшуюся почти на 630 км. Добавляло трудностей и то, что в месте их наступления по ту сторону фронта оказалась элита войск СС — легендарная 1-й дивизия «Лейбштандарт Адольф Гитлер», получившая от фюрера приказ до последней капли крови защищать Ахен, где в Средние века короновали императоров Священной Римской империи.

В какой-то степени сержанту Форбсу повезло — будучи в своем взводе пулеметчиком, он участвовал в операции по спасению попавших в окружение сослуживцев, когда получил тяжелое ранение в бедро и был отправлен в тыл, а потом домой. Те 10 месяцев, что Малкольм провел в госпиталях, не зная, удастся ли врачам спасти его ногу, легкими не назовешь, но оставшихся в Германии солдат его 334-го полка ждало испытание еще серьезнее. С тяжелыми потерями пройдя Ахен, они на пять месяцев увязли в Хюртгенском лесу, где завязалось самое затяжное для американской армии сражение Второй мировой. Останься Форбс в строю, у него были бы все шансы пополнить список жертв этой битвы: американцы потеряли там каждого четвертого из своей 120-тысячной армии.

Поправившись, вчерашний солдат, награжденный Бронзовой звездой и Пурпурным сердцем, пробует свои силы в политике и на волне популярности ветеранов дважды выигрывает местные выборы: сначала в городской совет Бернардсвиля, потом в сенат штата Нью-Джерси, в котором работает с 1951 по 1957 год. В мечтах амбициозного Малкольма уже маячит президентское кресло, но два подряд поражения на губернаторских выборах охлаждают его пыл.

Тем временем в 1954 году умер его отец, и, пока Форбс-младший был занят политикой, во главе компании оказался старший из сыновей — Брюс. Потеряв шансы на кресло президента страны, Малкольм нацелился на кресло президента семейного бизнеса и начал скупать у родственников акции Forbes, постепенно выходя на первые роли. «Победитель сначала должен узнать вкус поражения» — сказал он однажды. 

Изменив свою цель, Форбс-младший поменял и свой стиль. Классические костюмы уходят в прошлое, уступая место более неформальной одежде, а место встреч с избирателями в его жизни занимают светские мероприятия. 

Если Форбс-отец сделал журнал трибуной для своих статей, дав ему свой голос и переключив внимание бизнес-аудитории с цифр на стоящих за ними людей, то Малкольм превратил себя самого в живую обложку журнала, всем своим бытом рекламируя образ жизни успешных бизнесменов. 

Форбс Малкольм

Он cтановится героем светской хроники, о чьих увлечениях воздухоплаванием, мотоциклами и коллекционированием ходят легенды. Впрочем, не все одобряют такой стиль. Так, многие родственники продают Малкольму свои акции Forbes просто потому, что боятся, что те вот-вот обесценятся — уж слишком эксцентричным выглядит временами новый глава компании.

Но за внешней мишурой скрывается точный расчет. Замок Шато де Баллеруа в Нормандии, особняк на 10 спален в центре Лондона, остров на Фиджи, 150-футовая яхта «Горец» (название — дань шотландским корням), частный Boeing 727, украшенный девизом «Инструмент капиталиста», вертолет, 68 мотоциклов, коллекции аэростатов, яиц Фаберже, игрушечных солдатиков, моделей кораблей и даже сам офис журнала — помпезное здание на Пятой авеню — показывали, что Forbes процветает на равных со своими героями-миллионерами, ведь только штаб-квартиры самых успешных из них находятся поблизости. 

Во времена, когда богатство стало национальной идеей, Forbes для многих казался ориентиром, а попадание в его ежегодный список богатейших — целью и мерилом успеха (таким же, как офис на Манхэттене). Сам Малкольм попал в рейтинг в 1982 году, когда его впервые расширили до 400 человек, и занял в нем последнее место (причем без указания размера состояния), составив компанию бывшему работодателю своего отца Херсту.

Как Хью Хефнер в Playboy, Форбс в своем журнале становится главным проповедником его ценностей и своеобразным лидером закрытого клуба, попасть в который мечтают все читатели. Помните его слова о том, что надо зарабатывать на жизнь тем, что больше всего нравится? Так вот самому Малкольму помимо журнального бизнеса, безусловно, нравились две вещи — приключения и коллекционирование, что лишний раз подтверждают названия его книг: «Вокруг света на воздушном шаре и мотоцикле» и «Больше, чем я мог себе представить: коллекционирование длиною в жизнь».

В своих полетах на аэростатах он бьет шесть мировых рекордов, став, кроме прочего, первым человеком, пересекшим Америку на воздушном шаре. «Ни один другой спорт не сравнится с этим! Воздухоплавание — это постоянный вызов, множество эмоций, особая эстетика и командная работа», — скажет потом Форбс. Вписывает Малкольм свое имя и в историю мотоспорта, став первым американцем, которому удалось устроить мотопробег по территории СССР. О том, насколько трудно было получить разрешение на въезд за железный занавес колонны Harley-Davidson с вымпелами «Инструмент капиталиста», можно только догадываться. На самом деле Форбс и сам до конца не верил, что визы дадут, и уже готовил запасной маршрут по Европе, но в последний момент его связи сработали и невозможное стало возможным. 

В большинстве приключений магната часто сопровождали его повзрослевшие дети — четверо сыновей и дочь (и воздухоплавание, и мотоциклы появились в его жизни ближе к 50-летию). Они же помогали отцу пополнять его коллекции. 

Замок Форбса в Нормандии при помощи сына Кристофера превращается в сокровищницу, полную живописи и исторических реликвий, среди которых — документ о браке Наполеона Бонапарта и Жозефины, очки, которые были на президенте Линкольне во время его убийства в театре Форда, первый в истории набор игры «Монополия» и, конечно, бесценные предметы искусства.

Одна только коллекция вещей эпохи Наполеона III заслуживает отдельного музея: 500 картин и рисунков, более 1300 писем, рукописей и документов, а также многие другие редкие вещи, например королевская мебель или военная форма, которую в 1869–1870 годах носил сын Наполеона принц Эжен. 

Одновременно пополняются другие собрания Форбса: его коллекции картин эпохи Возрождения завидуют музеи, коллекция оловянных солдатиков насчитывает 15 000 редчайших экземпляров, собрание моделей кораблей включает экземпляры, цена которых превышает $20 000, собрание вин может похвастать самой дорогой бутылкой в мире — Шато Лафит 1787 года, купленной за $157 000 (хотя его подлинность позже будет оспорена). В общем, когда в его нормандский замок на организованный хозяином фестиваль аэростатов съезжаются гости, их есть чем удивить. В том числе воздушным шаром в виде гигантского Harley-Davidson, объединившим две страсти своего владельца.

Форбс-коллажНо все это не капризы миллионера, а часть продуманной стратегии. Через аукционы и увлечение собирательством Форбс заводит новые знакомства и укрепляет старые связи, которые позволяют его империи иметь могущественных заступников в самых разных областях и, конечно же, богатых инвесторов. Во многом именно эти знакомства помогали журналу сохранять ту самую независимость, о которой бредил Берти Форбс. Личные знакомства давали Малкольму доступ к информации, о которой простым журналистам оставалось только мечтать, и позволяли сглаживать конфликты из-за тех или иных материалов, не теряя рекламодателей. 

Даже страсть к ювелирным шедеврам Фаберже Малкольм направил на благо журнала: одна из рекламных кампаний Forbes была построена на фотографиях яиц из коллекции медиамагната с подписями «Карл Фаберже знал свое дело. Журнал Forbes знает свое. Forbes — инструмент капиталиста». 

Наверное, до Малкольма никто не использовал подарки жене в рекламе своей компании, а ведь первая работа Фаберже в коллекции Форбса — «Яйцо герцогини Мальборо» — была куплена им в 1965 году именно в качестве подарка Роберте на 20-летие их свадьбы. С нее и началась охота Форбса за этими раритетами, которых в мире насчитывается несколько десятков.

«Если кого-то интересует мой совет на тему коллекционирования, — напишет Малкольм в своей книге, — я повторю старую истину: покупайте только то, что вам нравится, и оценивайте любое дело с точки зрения того, сколько удовольствия и удовлетворения оно вам приносит». Судя по тому, что всего за два года коллекция Форбса станет крупнейшей из частных, изделия Фаберже приносили ему немало положительных эмоций. 

В 1967 году девять драгоценных яиц были выставлены в лобби журнала в честь его 50-летия. Таким образом, по богатству экспозиции Фаберже вход в редакцию Forbes лишь немного уступал Оружейной палате Московского Кремля, где на тот момент хранилось 10 яиц Фаберже. 

Форбс не только купается в роскоши сам, но и купает в ней партнеров и рекламодателей, охотно предоставляя им свои самолеты, яхты и дома, а те, в свою очередь, не менее охотно размещают в его журнале рекламу и включаются в его проекты. В итоге во многом благодаря личности владельца прибыль и тиражи Forbes при Малкольме достигают рекордных отметок (за первые 10 лет его руководства тираж журнала, который в 1940-е годы немногим превышал 100 000 экземпляров, достигает отметки 625 000). 

Владелец и главный редактор Forbes жил на широкую ногу не только потому, что это красиво, но и потому, что это создавало журналу выгодный образ и напрямую отражалось на бюджете. В богатой Америке рейгановских 1980-х он был одним из самых известных людей, и ему же было суждено поставить в этих 1980-х жирную точку, устроив самую пышную вечеринку десятилетия.

В 1989 году на празднование 70-летия Малкольма во дворец в Танжере было приглашено 800 гостей (в два раза больше, чем могло попасть в ежегодный список его журнала). Полдюжины американских губернаторов, бывший госсекретарь США Генри Киссинджер, будущий президент Дональд Трамп, медиамагнаты во главе с Рупертом Мердоком, главы корпораций... На уик-энд в Марокко гостей доставляли арендованные лайнеры, включая сверхзвуковой «Конкорд», а во дворце вновь прибывших встречал именинник, сидящий на троне рядом с Элизабет Тейлор, с которой его связывала давняя дружба.

Развлекательную программу на празднике обеспечивали 600 артистов и 300 всадников, имитировавших конные бои, когда же зрителям надоедало шоу, они могли развлечься, катаясь на яхтах, среди которых выделялись две жемчужины — 95-футовая парусная «Синсерити» главы Fiat Джанни Аньелли и 180-футовая моторная «Леди Кристина» Роберта Максвелла (на которой, к слову, тот и погибнет тремя годами позже). 

Казалось, Малкольм находится на пике своей карьеры и до ее конца еще далеко, но медиамагнат после той шумной вечеринки в Марокко проживет всего полгода. В феврале 1990 года он умрет во сне от остановки сердца, прилетев накануне на собственном самолете с турнира по бриджу между американскими бизнесменами и представителями британского парламента, который проходил в его же резиденции в Лондоне.

Глава 3. Стив Форбс: «Сам бренд — это и есть главная инвестиция в любой бизнес»

Смерть Малкольма стала шоком для всех, но, к счастью для бизнеса, Форбс успел подготовить себе достойную смену — недаром сыновья сопровождали его повсюду и про старшего, Стива, шутили, что в папином офисе он проводил больше времени, чем в своей игровой.

Был у Стива Форбса шанс избежать участия в семейном бизнесе, сделав карьеру в другой сфере. В 1985 году он стал председателем совета директоров Международного вещательного бюро США при администрации Рональда Рейгана. По семейной традиции, были у Форбса и личные президентские амбиции, которые, опять же по семейной традиции, не удалось реализовать. Приняв участие в праймериз Республиканской партии в 1996 и 2000 годах и истратив на предвыборные кампании не один десяток миллионов долларов, Стив, как в свое время и его отец, решил ограничить свои амбиции Forbes Inc. Впрочем, еще во время учебы в Принстоне Стив вместе с однокурсниками основал журнал о бизнесе, разработав настолько удачный формат, что его Business Today по сей день является крупнейшим студенческим СМИ во всем мире.

Форбс Стив-коллаж

Сегодня Стив Форбс - лицо журнала и его главный редактор, в то время как другой сын Малкольма — Кристофер, еще при жизни отца помогавший ему гоняться за редкими экспонатами (это он в 1985 году на аукционе торговался за упомянутую выше бутылку Шато Лафит), взял на себя управление многочисленными коллекциями. 

1990-е годы стали еще одним хорошим этапом в истории Forbes, который активно зарабатывал на буме доткомов. Страницы журнала, тираж которого приближался к 1 млн, были прямой дорогой к инвесторам, и рекламные деньги стабильно текли в бюджет семьи. Так что, хотя одна из обложек 1997 года и сообщала, что «Интернет — чушь», сам Форбс так не считал даже после того, как пузырь доткомов лопнул. 

Понимая, что будущее печатной прессы туманно, компания под его руководством очень много вкладывала в развитие собственных цифровых продуктов, и это принесло свои результаты — законы современной цифровой издательской модели были во многом изобретены и заложены в Forbes. Это была агрессивная модель, построенная на низких расценках на рекламу и постоянном наращивании трафика. Посетители forbes.com попадали на этот ресурс через разные ссылки, даже не сильно интересуясь тематикой журнала.

Форбс Стив-коллаж-2

Кому-то могло не нравиться, как меняется Forbes, но именно эти изменения позволяли ему оставаться на плаву в условиях растущей конкуренции со стороны интернета. Вторым столпом, на который опирается империя, стали те самые сокровища Малкольма, скупка которых когда-то казалась родственникам эксцентричной выходкой мультимиллионера. Не раз за последние десять лет коллекции Форбс попадали на аукционы и неизменно уходили с молотка за суммы, многократно превышающие те, что были в свое время потрачены на их покупку. 

В 2004 году была продана коллекция Фаберже, и, хотя сумма сделки не разглашается, она оценивается минимум в $100 млн, в 2006 году за $2209580 продано собрание американских исторических документов, включающее бумаги Джорджа Вашингтона и Авраама Линкольна, в 2010-м — коллекция игрушек, за которую покупатель отдал $2,3 млн. 

В современном мире, где показное богатство уже никого не удивляет, оказалось выгоднее превратить эти сокровища в живые деньги. По той же причине семья Форбс избавилась от дворца в Марокко, особняка в Лондоне, ранчо в Колорадо, острова на Фиджи, частного самолета, яхты. В 2010 году был продан и особняк на Пятой авеню, после чего редакция переехала в Нью-Джерси.

Деловым журналам приходится несладко. Например, в  2009-м Fortune, давний конкурент Forbes, снижает периодичность выхода, надежду Conde Nast — журнал Portfolio — в том же году закрывают, а BusinessWeek и вовсе продают. Не избежал проблем и Forbes, который, кроме спада на рынке, потрясли и предвыборные траты Стива.

Пакет акций Forbes Media уже дважды поменял своих владельцев: в 2006 году он перешел к инвестфонду Elevation Partners, среди партнеров которого числится фронтмен U2 Боно (по некоторым данным, речь  - о 40% акций компании), а в 2014-м — к зарегистрированной в Гонконге группе международных инвесторов Integrated Whale Media Investments (IWM), но семья Форбс по-прежнему обладает пакетом акций, размер которого не разглашается, но, по некоторым данным, равен 5% (95% принадлежат IWM).  Стив сохраняет за собой посты главного редактора и председателя совета директоров. 

Распродажа семейных активов — непростое решение, но продажа личных коллекций не могла обеспечить дальнейшее развитие медиабизнеса, который сегодня требует более мощных локомотивов, чем именитый главный редактор (как при Берти Форбсе)или знакомства и харизму вместе с непоколебимой верой в «инструмент капиталиста» (как при Малкольме). Можно ли считать это поражением? До тех пор, пока во главе журнала находится представитель клана Форбс, нет. Как говорил Малкольм: «Поражение — это успех, если ты сделал из него правильные выводы».

Сегодня Стиву Форбсу семьдесят лет. Он один из самых уважаемых и авторитетных гуру в мире американского предпринимательства и медиа. К его мнению прислушиваются, его часто интервьюируют и цитируют. Он по-прежнему управляет сложным конгломератом Forbes, хотя контрольный пакет перешел в руки гонконгских инвесторов. Что касается четвертого поколения семьи Форбс, то среди пятерых дочерей Стива есть Мойра, издатель ForbesWoman, частый гость на различных конференциях и шоу, ведущая программ на Forbes.com — Success with Moira Forbes и Women to Watch. Кто знает, какие инновации привнесет она в некогда семейный бизнес?

Автор: Антон Иванов; источник: www.forbes.ru  

 

Зара-3Испанец Амансио Ортега 9 сентября 2016 года возглавил рейтинг богатейших людей мира по версии Forbes. Сеть Zara, созданная 40 лет назад сыном железнодорожника и служанки, стабильно наращивает прибыль

Состояние основателя крупнейшей в индустрии моды группы компаний Inditex, объединяющей бренды Zara, Massimo Dutti, Pull & Bear, Stradivarius, Bershka, Oysho, Uterque и Lefties, Forbes 9 сентября оценил в $78 млрд. У Гейтса оказалось на $100 млн меньше. Ортега продержался на первой строчке всего два дня, вновь уступив все тому же Гейтсу. И тем не менее он третий год подряд остается в тройке лидеров рейтинга, а его империя — лидером в своей отрасли.

Сеть магазинов Zara с собственной концепцией «быстрой моды» вынуждает старейшие модные дома менять свои бизнес-стратегии.

Гордый ребенок

Амансио Ортега родился в марте 1936 года в деревне Бусдонго-де-Арбас с населением 60 человек на северо-западе Испании. Он был младшим ребенком в семье, которая жила очень бедно. «Жалованье моего отца составляло 300 песет (менее €2 на сегодняшний момент). Не говорите, что по тем временам это было не так плохо. В семье было трое детей: старший Антони, Пепита, единственная девочка, и я, малыш. И этого жалованья никогда не хватало, чтобы протянуть до конца месяца», — делился он воспоминаниями со своей близкой подругой, автором его биографии «Феномен Zara» Ковадонге О’Ши.

На свою первую работу Амансио вышел в 13 лет. К этому его подтолкнул случай в продуктовом магазине, куда он однажды пришел с матерью за продуктами. «Там был такой высокий прилавок, что я не видел, кто разговаривал с матерью, но слышал мужской голос, который произнес то, что я пронес в себе сквозь время и никогда не забываю. «Хосефа, мне очень жаль, но я больше не могу продавать тебе товары в долг. Я был в шоке», — вспоминал он. Как пишет О’Ши, у Ортеги с самого детства было очень сильно развито чувство гордости и пережитое унижение побудило его бросить школу и начать помогать семье.

Ортега устроился в небольшой магазин-ателье Gala, был на побегушках у всего магазина. «Я мыл, упаковывал-распаковывал и общался с покупателями, когда было много народу. Кажется, наши клиенты говорили обо мне боссу, потому что заметили, что с того момента, как я только туда пришел, я относился к работе очень серьезно и с полной ответственностью», — вспоминал Ортега.
Атмосфера, царившая в этом ателье, сформировала его отношение к работе как к деятельности, смысл которой состоит далеко не только в генерировании прибыли. «Я храню, как сокровище, первый контракт от Gala», — говорил он.

Магазин все еще работает. «Кажется, он застыл во времени, — делился наблюдениями автор биографической книги «От нуля до Zara» Ксабье Бланко. — Рубашки в клетку, кепки для рыбалки и шерстяные свитера — они до сих пор продают одни и те же вещи, а Амансио — мистер Мир».

15-летний управленец

Поработав в Gala год, Ортега устроился ассистентом в магазин более высокого класса — La Maja, где на тот момент работали его старшие брат и сестра. Его быстро повысили до менеджера, а на его место пришла 16-летняя Розалия Мера Гойенчена, на которой он женился спустя два года.

Получив достаточно опыта, Амансио уволился, и к 17 годам, в 1963 году, основал свою первую компанию — GOA Confessoines (инициалы Ортеги задом наперед). Стартовый капитал составил 2,5 тыс. песет (меньше €20 на сегодняшний день).

В небольшой мастерской шили женские стеганые халаты. Как пишет О'Ши, халаты очень хорошо продавались. Реинвестируя большую часть зарабатываемых денег, Амансио поставил мастерскую на ноги и нашел посредника, который выкупал у него весь произведенный товар. Целью Ортеги было большое производство. Как пояснял Бланко в своей книге, в Галиции в связи с небольшим выбором работы тысячи мужчин работали в море, тогда как их жены сидели дома. «За небольшую плату они очень хорошо шили», — рассказывал ему Ортега. Он начал организовывать тысячи женщин в швейные кооперативы. Это оказалось несложно. «Мы хорошо знали Амансио. Он был очень близок к рабочим», — описывала одна из участниц кооператива свои впечатления от работы на Ортегу.

За десять лет работы Ортега наладил связи с каталонскими текстильщиками, которые продавали ему ткани, минуя посредников, нарастил производственную мощь и собрал крупную базу клиентов. В начале 1970-х годов он нанял команду дизайнеров, и в 1975 году открыл в центре Ла-Коруньи свой первый розничный магазин. Он хотел назвать его Zorba, в честь персонажа фильма «Грек Зорба», которого сыграл Энтони Куинн, но получить права на использование имени персонажа не удалось. Магазин получил название Zara.
Зара-1

«Быстрая» мода

Zara — основной и самый узнаваемый актив группы Inditex, которая была создана в 1985 году на базе GOA, и на сегодня является крупнейшей группой компаний в индустрии моды.

Успех принесла стратегия, противоречащая большинству принципов, по которым на рынке создаются цепочки поставок. Zara работает без посредников и агентов. В отличие от многих поставщиков одежды, использующих аутсорсинг, изготавливает свою одежду по большей части самостоятельно. Компания сама занимается закупкой материалов, дизайном, хранением, распространением и логистикой. «Наша бизнес-формула построена на очень маленькой накрутке. Мы предпочитаем заработать меньше на каждой вещи, но продать их намного больше», — объяснял Ортега. Главное — скорость: на выпуск новой модели, включая дизайн, производство и доставку в магазины, заложено не более двух недель.

Для розничных продавцов установлены жесткие графики размещения заказов и получения продукции: на доставку в магазины должно уходить не больше 48 часов. Zara не стремится максимально наращивать объемы выпуска: компания распространяет новые модели ограниченными партиями и дважды в месяц обновляет. Даже самые популярные модели не задерживаются на полках больше месяца, а значительные площади в магазинах Zara сознательно оставляются незаполненными. Таким образом подогревается интерес клиентов. Как пишется в книге «Гений бизнеса: более вдохновляющий подход к предпринимательскому росту», "тогда как другие магазины одежды клиенты посещают в среднем четыре раза в год, в магазинах Inditex они бывают почти 17 раз в год". Zara фактически стала синонимом используемого ретейлерами понятия «быстрая мода».

Зара-8

Благодаря высокой посещаемости у Zara нет необходимости закладывать существенные средства на рекламу. В результате Zara стабильно опережает конкурентов по чистой прибыли. В 2015 году чистая прибыль Inditex увеличилась в годовом исчислении на 14,8%, до $3,2 млрд. Для сравнения: чистая прибыль H&M в 2015 году составила $2,5 млрд (рост с $2,4 млрд годом ранее), GAP — $920 млн ($1,3 млрд годом ранее). В целом группа Inditex последние десять лет подряд только увеличивает прибыль и выручку. В 2015 году выручка составила $22,8 млрд.

«Испанцы перевернули насчитывающий сотню лет двухсезонный цикл в индустрии моды, — говорит редактор лондонского журнала о моде Tank Масуд Голсорхи, которого цитирует New York Times. — Теперь примерно половина компаний сегмента высокой моды, например Prada и Louis Vuitton, выпускают от четырех до шести коллекций в год. Именно из-за Zara».

Взаимодействие и контроль

Разрабатывая цепочку поставок, Ортега сделал ставку на вертикальную интеграцию — непопулярную и в целом трудновыполнимую модель для индустрии моды. Он выстроил цепочку со сверхоперативной реакцией и распространил свой контроль почти на все ее звенья. Система строится на трех основополагающих принципах, пишет Harvard Business Review (HBR).

  • Первый — в выстроенной в Zara системе коммуникации предусмотрено отслеживание продуктов на всех этапах производства и продаж в режиме реального времени. У Zara единый дизайнерско-производственный центр [расположен при штаб-квартире в Ла-Корунье]. Обычно после начала очередного сезона производители одежды позволяют ретейлерам корректировать не более 20% объема заказов, но система коммуникации в Zara позволяет корректировать до 40–50% изначальных заказов. Это помогает избежать перепроизводства и распродаж.
  • Кроме того, Zara является владельцем почти всех магазинов, где продается ее продукция. Конкуренты работают, как правило, по системе франшизы, которая ограничивает влияние производителя на состояние складских запасов в рознице. Руководство Zara само задает необходимый ритм движения информации и продукции.
  • Наконец, компания в отличие от многих конкурентов владеет собственными фабриками по производству одежды (в 2015 году их насчитывалось 6,3 тыс. по всему миру), самостоятельно обеспечивает себя текстилем и красителями. Это позволяет контролировать объемы и сроки выпуска и сохранять независимость от сторонних поставщиков, отмечает HBR.

Нелюдимый энтузиаст

Зара-2Все время, пока Ортега находился в должности главы компании (он покинул ее в 2011 году в возрасте 75 лет), он предпочитал контролировать все происходящие в ней процессы. Даже праздники, включая Новый год и дни своего рождения, он проводил на работе. «Если я хочу, чтобы все продолжало функционировать, я должен стоять на своем посту, как обычно», — объяснял он О’Ши.

И больше всего ему нравилось проводить время в дизайнерском отделе — огромной комнате, заваленной чертежами и разнообразной одеждой, в том числе известных брендов. «Мы должны черпать вдохновение в том, что нравится и что люди ищут на международном рынке! Здесь мы изучаем предметы одежды, разбираем их, рисуем эскизы, собираем снова, адаптируем к нашему собственному стилю, выпускаем и отправляем в рынок», — объяснял О’Ши Ортега.

Собственного офиса Амансио Ортега никогда не имел. «Моя работа — это не бумажная работа, а работа на фабрике», — так он объяснял его отсутствие.

До 1999 года единственной фотографией с его изображением была фотография на удостоверение личности. «Я пытаюсь жить тихо, быть простым человеком, чтобы иметь возможность пойти туда, куда я хочу, выпить кофе на веранде на площади Мариа-Пита, самом традиционном месте в Ла-Корунье, или прогуляться с коктейлем по улице, где никто не знает, кто я», — говорит он.

Великий фальсификатор

В Zara есть специальный отдел из нескольких десятков человек, которые рассредоточены в нью-йоркских клубах, бизнес-районах Парижа, барах и модных улицах Испании. «Мы называем процедуру по анализу трендов проверкой в рыночных условиях на целевой аудитории», — говорит Ортега. Представители Zara присутствуют на модных показах и копируют модели одежды, а затем чуть видоизмененные коллекции люксовых брендов появляются на полках магазинов испанской компании.

Зара-7

Компанию неоднократно упрекали в плагиате, но каждый раз Zara утверждала, что не копирует, а улавливают модные тенденции. В частности, в 2008 году с Zara безуспешно судился французский модный дом Christian Louboutin, который утверждал, что испанская компания нарушила его товарный знак, выпустив туфли на очень высоком каблуке с красной подошвой (называемые в народе лабутенами). Туфли Zara на тот момент стоили не больше $100, тогда как стоимость пары туфель Christian Louboutin зачастую превышала $1 тыс.

В июле 2016 года испанскую компанию обвинила в плагиате американская иллюстратор Тьюсдэй Бассен, по утверждению которой, модный бренд скопировал ее иллюстрации. Zara инициировала внутреннее расследование по этому делу и приостановила продажу вещей с иллюстрациями, похожими на работы Бассен.

Как писал журнал Fortune, с аналогичными жалобами выступили еще 11 дизайнеров. Один из них, Адам Куртц, выложил в интернет результаты сравнительного анализа своих работ и работ Zara. Имена остальных дизайнеров журнал не называл.

Постоянный рост

Зара-6В 2001 году Inditex вышла на IPO на Мадридской фондовой бирже. Компания была оценена в $9,7 млрд. С тех пор ее капитализация фактически постоянно росла, и на 15 сентября 2016 года стоимость группы составляла $111,5 млрд.

Как отмечает Forbes, компании удалось не только пережить глобальный финансовый кризис, но продолжать улучшать финансовые показатели. С 2009 по 2014 год, по данным журнала, Ортега заработал $45 млрд на принадлежащих ему акциях.

По данным Inditex и терминала Bloomberg, по состоянию на конец 2015 года Ортеге принадлежало 59,3% ее акций на общую сумму $66 млрд.

Даже когда я был никем и у меня практически ничего не было, я мечтал о развитии и росте. Рост — это механизм выживания. Без роста компания умирает. Компания должна жить ради людей, которые вкладываются в ее рост. И теперь, когда мне 72, я чувствую то же. Ты не можешь перестать расти и развиваться», — говорит Ортега.

Ортега всегда был нацелен на развитие своих компаний. В 1988 году Zara совершила экспансию за рубеж, открыв первый магазин в Португалии, в 1989-м — в Нью-Йорке, в 1990-м — в Париже, а в 2003-м — в России.

Сегодня сеть Zara насчитывает свыше 2,1 тыс. магазинов в 88 странах мира. В России — 91 магазин Zara. Это один из ключевых для Inditex рынков. Даже в кризис 2014–2015 годов в стране появилось несколько новых магазинов Zara. По итогам 2015 года Россия стала для Inditex третьим рынком по числу магазинов (после Испании и Китая).

По информации belretail.by,  в ближайшее время и в Беларуси планируется открыть магазины семи торговых марок, принадлежащих Inditex: Zara, Pull&Bear, Stradivarius, Oysho, Zara Home, Massimo Dutti, Bershka. Пока неизвестно, будет ли это приход Inditex как владельца торговых марок или часть брендов будет работать по франшизам. Эксперты пока рассматривают различные варианты, но успех Inditex зависит от понимания специфики беларуского потребительского рынка.

И в дополнение об Амансио Ортеге

Передав 5 лет назад пост президента Inditex Пабло Исле, Амансио Ортега по-прежнему владеет контрольным пакетом акций компании,  по-прежнему консультирует сотрудников и принимает участие в разработке дизайна. Он носит одинаковый набор одежды как униформу частенько обедает в закусочной вместе с работниками компании. Водит Амансио Ортега Audi A8, а летает на собственном Bombardier Global Express BD-700. Амансио известен своей любовью к лошадям и верховой езде: ему принадлежит ипподром в Галасии. Ещё он любит футбол: инвестирует в испанскую лигу. У Амансио Ортега есть инвестиции в нефтегазовой промышленности и туризме. Амансио Ортега владеет недвижимостью в Мадриде и Майами.  В 2001 году он основал фонд «Амансио Ортега», помогающий в сферах медицинских исследований, образования и науки. В ближайших планах Фонда - второй координационный центр для Азии. 

Источники: www.vc.ruwww.peoples.ruwww.rbc.ru 

 

Известные сегодня белорусские компании с красивыми офисами, многомиллионной выручкой и сильными брендами когда-то начинались с малого – на кухнях, в общежитиях, в гаражах и подвалах. У их основателей не было ни денег, ни серьезного опыта в бизнесе. Но была страсть, желание постоянно учиться новому и развивать свое Дело.

EPAM Systems

Добкин Аркадий"История EPAM – это история стартапа, хотя в те времена (1993 год – ред.)такого термина еще не существовало, –вспоминает основатель и президент EPAM Аркадий Добкин. – Мы хотели открыть компанию, но сложно было найти гараж под аренду, к тому же не было денег на то, чтобы его снять… Поэтому сначала мы работали в двух комнатах: одна – в Нью-Джерси  (Аркадий Добкин эмигрировал в США в 1991 году – ред.), другая – здесь, в Минске, на улице Куйбышева, в доме, где жил тогда мой партнер (Леонид Лознер, сооснователь EPAM – ред.). Его отец смог снять маленькую подвальную комнату в этом доме. Это и был наш стартап. У нас была простая задача: мы пытались доказать Западу, что русскоговорящие программисты на самом деле умеют программировать. Если кто-то считает, что это было просто, то он ошибается. Интернета тогда толком не было. И как доказать западным клиентам, что ты можешь программировать, когда один телефонный звонок стоит 5-7 долларов, а единственный способ переслать что-нибудь – это факс?

Но мы основали компанию, как-то нашли пару клиентов, и через три года у нас работало уже 20 человек. Потом мы разработали систему автоматизации продаж для компании Colgate, которая была внедрена в 15 странах мира. И ее сделали 20 человек, которые работали в подвале!"

Сегодня в офисах компании по всему миру работает более 17 000 специалистов. В 2012 году компания вышла на IPO на Нью-Йоркской фондовой бирже. Акции компании при первичном размещении были оценены в $12 за бумагу. За прошедшее после IPO время они подорожали более чем в 5 раз. Рыночная капитализация компании превышает сейчас $3,3 млрд. В  2015 году выручка EPAM составила $914 млн. По итогам этого года, как ожидается, она превысит $1 млрд. 

"Сегодня мы уже больше, чем просто разработчики. Мы эксперты, которые помогают вывести бизнес на новый уровень", – говорят в EPAM Systems

Wargaming

КислыйОснователь и гендиректор Wargaming Виктор Кислый увлекся разработкой компьютерных игр в 1995 году, будучи студентом физического факультета БГУ. В 1998 году вместе с такими же, как он, энтузиастами-разработчиками основал в Минске компанию. "Мы, пять-шесть студентов, жили на стипендию. Подрабатывали, чтобы не умереть с голоду. Но мы понимали, что, если сделаем игру всех времен и народов, она захватит мир и тогда мы разбогатеем! Но до 2000-х годов всё держалось на энтузиазме. Денег не было", – вспоминает основатель Wargaming.

"Мы, технари, понимали, что делаем нечто красивое, с внутренней технической логикой. Потом пришло понимание маркетинга: оказывается, еще есть рынок! И тот факт, что я с братом "режусь" (в игру) совершенно не означает, что тысячи, десятки тысяч людей в мире будут тоже "резаться". Стали задумываться: а почему это не пошло, а что мы здесь не так сделали, ведь как умно все задумано и воплощено? Оказывается, слишком умно".

Кроме маркетинга Виктору Кислому и его компаньонам предстояло научиться еще очень многому. Пришлось искать редкие статьи по разработке игр, участвовать в конференциях и усваивать основную мысль, которую гранды мировой игровой индустрии доносили до молодёжи: "Ребята, наберитесь терпения, скорее всего, с первого раза у вас мало, что получится, будет второй раз, третий, главное – создавать и не сбавлять темп".

"Природная упертость, терпение и целеустремленность, - вспоминает Виктор Кислый, - заставляли нас творить, падать, разочаровываться в финансовых результатах, но подниматься с коленок и идти дальше"

До появления World of Tanks компания Виктора Кислого выпустила на рынок несколько игр, но именно World of Tanks, официальный релиз которой состоялся в августе 2010, по-настоящему "выстрелила", принесла Wargaming мировую известность и успех. Сегодня штат компании Wargaming насчитывает более 4000 сотрудников, офисы располагаются в Беларуси, России, Украине, на Кипре, в Северной Америке, Европе, Азии и Австралии. В этом году агентство Bloomberg оценило личное состояние основателя Wargaming в $1 млрд. Общая стоимость компании-  разработчика World of Tanks оценивается в $1,5 млрд.

Атлант-М

Основатели международного автомобильного холдинга «Атлант-М» Олег Хусаенов и Сергей Савицкий познакомились еще в Советском Союзе на Минском заводе холодильников «Атлант», куда оба попали после институтского распределе­ния.

Рутин­ная работа на заводе быстро наскучила, и парни решили открыть свое дело. Так появил­ся кооператив по мытью окон на промыш­ленных объектах "Молодежный производ­ственный центр "Атлант". "Зарабатывали неплохо, но быстро поняли, что развития бизнеса нет", – вспоминает Сергей Савицкий, генеральный директор «Атлант-М».

В 1991 году Олег Хусаенов и Сергей Савицкий зарегистрировали компанию «Атлант-М» как брокерскую контору. Предприниматели приобрели места на нескольких биржах – Минской товарной, Российской автомобильной, Тюменской товарно-сырьевой, Сыктывкарской товарно-сырьевой.

Атлант-М

"В компании на тот момент было четыре человека – три брокера, включая нас с Олегом, и бухгалтер. Тогда же мы взяли первый кредит на 25 тысяч рублей. Наш бухгалтер очень переживал, что мы его не сможем отдать и нас непременно посадят в тюрьму", – с улыбкой вспоминает Сергей Савицкий. 

Сначала фирма искала заказчиков и работала за комиссию. Потом, когда уда­лось заработать какие-то деньги, предпри­ниматели стали покупать часть товаров "на свои". Одним из первых собственных лотов, приоб­ретенных в Москве, стали четыре автомобиля «Жигули». Их с успехом пере­гнали в Минск и там продали "за две цены". 

Эта бизнес-модель основателям «Атлант-М» понравилась. И пошло, завертелось. Но не все было просто. В один из мно­гочисленных кризисов случилось так, что компания купила четыре автомобиля ВАЗ и не смогла их продать. А надо было как-то вернуть вложенные деньги. Предприимчивости и изобретательности, которую проявили тогда Олег Хусаенов и Сергей Савицкий, сегодня могли бы поучиться многие начинающие бизнесмены.

Сначала «Жигули» поменяли на два рижских микроавтобуса РАФ: один из них удалось продать «в ноль», второй – поменять на фуру целлофановой пленки. Половину этой пленки поменяли на белорусскую обувь Belwest, после чего распродали ее в специально открытом для этой цели ларьке в Минске. Другую половину пленки весной реализовали на рынке дачникам для теплиц.

"В 1994 году стало понятно, что и на бирже упираемся в тупик. Решили попробовать автоимпорт. Написали письмо, разослали его 14 производителям, которые еще не были представлены на нашем рынке. 12 из них ответили, шесть приехали, двоих мы выбрали и с одними стали работать", – говорит Сергей Савицкий. Уже в 1994 году был подписан контракт с Volkswagen, и «Атлант-М» стал дилером этой марки в Беларуси.

В этом году «Атлант-М» отмечает 25 лет со дня основания. По данным за прошлый год, в состав холдинга входят 22 автомобильных предприятия, в том числе 20 автоцентров в Беларуси, России, Украине. Общая численность персонала – более 2200 сотрудников.

Алютех

Жуков Алексей

Автомобильным бизнесом – перегоном иномарок – в начале 90-х занимался и основатель, генеральный директор компании «Алютех» Алексей Жуков. Некоторое время даже содержал собственный автосалон. 

А в 1995 году, увидев на окнах у своего знакомого роллеты, решил, что "роллетный" бизнес не менее инересный, чем автомобильный.

Начал Алексей Жуков c ввоза готовых роллет из Риги и продажи их в Минске, но мечтал о собственном производстве.

"До 1997 года мы были небольшой монтажной компанией – 40 человек, размещались в помещении площадью 200 квадратов. Чтобы расти, нужно было предпринимать дальнейшие шаги. И когда однажды в руки мне попался буклет с описанием линии по производству алюминиевых профилей, я понял, чего нам не хватает. Собрав своих заместителей - будущих партнёров, я предложил им совместное вложение", - вспоминает Алексей жуков

«А кому мы будем это продавать?», – был их первый вопрос, потому что рынка на тот момент еще не было. На что я им ответил: «Будем сами формировать рынок».

Сегодня «Алютех» – крупный производственно-сбытовой холдинг, который объединяет 26 компаний в Беларуси, России, Украине, Чехии, Германии. Продукция «Алютеха» - роллетные системы, алюминиевые профильные системы, секционные ворота - поставляется в более чем 60 стран. В том числе на высококонкурентные рынки Германии, Франции, Бельгии, Голландии, Англии и др.

Конте Спа

Байко ВалентинКомпания «Конте Спа» – крупнейший в Беларуси производитель чулочно-носочных изделий и крупный игрок в своем сегменте на рынке СНГ – тоже создавалась в 1990-е с нуля. 

«Когда мы начинали 20 лет назад, рынок был пустой. Понятно, что мы в производстве чулочно-носочных ищделий ничего не понимали. Поехали с братом в Польшу. Увидели, что у людей, у которых десять станков – хорошая машина. У которых двадцать – хорошая машина и хороший дом, –вспоминает председатель общего собрания участников «Конте Спа» Валентин Байко. – Мы купили два станка... Начали заниматься производством, продавать чулочные изделия на экспорт, получать валютную выручку. Она позволяла покупать сырье. И вот так, начиная с двух станков, мы стали крупнейшей фабрикой в своем сегменте».

Зарабатывать на продаже чулок и носков на пустом рынке было несложно. Сложно было построить большую компанию и сильный бренд. В России серьезные игроки поначалу воспринимали продукцию братьев Байко как «какой-то «Конте» из какой-то деревни Гродно». Много над продвижением своей марки пришлось поработать и в Украине.

"В итоге мы создали бренд. На это ушло 10 лет , – вспоминал Валентин Байко на встрече "Про бизнес", - У нас с братом все получилось. Все, что мы хотели. О чем говорили в детстве. Если по-настоящему хотите, у вас всё получится. Но вначале скажите себе: «Я хочу». И все. И вперед. Это как цель. Эти восточные вещи работают на 100%".

Источник: probusiness.by 

Среди белорусов немало преуспевающих бизнесменов. Им удалось достичь успеха, занимаясь разными занятиями – от производства чулок до создания компьютерных игр. Но есть нечто, их всех объединяющее, -  огромная работоспособность и любовь к делу.

И принципы, помогающие преуспевать

 
Еще статьи...
USD USD
2,028 -0,0
EUR EUR
2,396 0,0
RUB RUB
3,453 0,0
Каталог TUT.BY Яндекс.Метрика